Очевидный опасный для жизни случай у детей

Содержание

Непривитые дети не создают опасности (кто бы сомневался!)

Очевидный опасный для жизни случай у детей
Иммунологи опровергают доводы обязательной вакцинации в открытом письме.

Подпись к фото: Тетьяна Обуханич доказывает, что непривитые дети не представляют никакой угрозы

Уважаемые законодатели, Меня зовут Тетьяна Обуханич. Я кандидат наук в области иммунологии (PhD). Я выступаю с данным обращением в надежде исправить некоторые ошибочные представления о вакцинации, чтобы помочь вам составить взвешенное и справедливое мнение, подкрепленное как общепринятой теорией о вакцинах, так и новейшими научными открытиями.

Представляют ли непривитые дети бо́льшую опасность для населения, чем привитые?

Считается, что люди, осознанно выбирающие не прививать своих детей, ставят под угрозу окружающих. Именно эта предположение лежит в основе попыток законодательно запретить отказ от вакцинации. Этот вопрос сейчас рассматривается на федеральном и государственном уровне по всей стране.

Но вы должны знать, что механизм защиты современных вакцин, включая большинство вакцин, рекомендованных Центром по контролю заболеваний (CDC), не соответствует вышеуказанному предположению.

Ниже я приведу пример нескольких рекомендованных вакцин, которые не могут предотвратить распространение болезни либо потому, что они и не были для этого созданы (скорее, они предполагают ослабление симптомов болезни), либо потому, что они предназначены для незаразных заболеваний.

Непривитые указанными ниже вакцинами люди не представляют большего риска для обычного населения, по сравнению с привитыми. Это означает, что дискриминация непривитых детей в школах – не оправдана.

Инактивированная вакцина от полиомиелита (ИВП) не может предотвратить распространения вируса полиомиелита (см. исследование №1 в приложении). В США уже более 2 десятков лет нет дикого вируса полиомиелита.

Даже если он будет вновь занесен в страну, то инактивированная вакцина не сможет влиять на безопасность в общественных местах. Нужно отметить, что искоренению дикого вируса способствовала другая вакцина — оральная живая вакцина против полиомиелита (ОПВ).

Несмотря на свою способность предотвращать дикий полиовирус, использование ОПВ в США было давно прекращено и ее заменили на ИПВ из соображений безопасности.

Столбняк – не заразная инфекцией, а скорее приобретенная в следствие проникновения в глубокую колотую рану спор С. tetani. Вакцинация против столбняка (в составе комплексной вакцины АКДС) не может влиять на безопасность нахождения в общественных местах, предполагается защита только привитого человека.

Дифтерийный анатоксин (также входящий в состав комплексной вакцины), призванный предотвратить проявления дифтерии, не подразумевает борьбу с колонизацией и распространением бактерий C. diphtheriae. Вакцинация предназначена для личной защиты и не влияет на безопасность пребывания в местах скопления людей.

Используемая в данный момент в США бесклеточная вакцина против коклюша (последний компонент комплексной вакцины) заменила в 1990-х годах цельноклеточную вакцину, что вызвало небывалую волну заболеваемости коклюшем.

Экспериментальное введение бесклеточной вакцины против коклюша приматам показало ее неспособность предотвращать колонизацию и распространение бактерий-возбудителей коклюша В. Pertusiss (см. исследование №2 в приложении).

Управление контроля пищевых продуктов и лекарств (FDA) выпустило предупреждение относительно этих важных данных [1].

Более того, в 2013 году на встрече коллегии научных советников в Центре по контролю заболеваний, были озвучены тревожные данные о том, что разновидность коклюша (PRN негативный штамм), циркулирующего по США, приобрела способность заражать именно тех людей, которым своевременно сделали прививку (см. документ CDC № 3 в приложении). Это означает, что такие люди более подвержены заражению, и соответственно передаче инфекции, чем те, которые не получали вакцину.

Существует большое количества видов гемофильной палочки (H. influenzae), однако Hib вакцина эффективна только в отношении типа b.

Не смотря на то, что единственной целью этой вакцины было ослабление проявлений и бессимптомное течение болезни, оказалось, что после начала ее применения стали преобладать вирусы других типов H. influenzae (типы от a до f).

Именно эти типы вызывают тяжелые болезни с агрессивным течением и увеличивают уровень заболеваемости среди взрослых, в то время как в основном вакцинируют детей (см.

исследование №4 в приложении) Нынешнее поколение гораздо сильнее подвержено инвазивным болезням, чем до кампании по Hib вакцинации. В эру, когда преобладает инфекция H. influenzae не b-типа, дискриминация детей, непривитых Hib вакциной не имеет под собой никакого научного обоснования.

Вирус гепатита В передается через кровь. Им нельзя заразиться в общественных местах, особенно детям, которые не входят в группу риска (совместное использование игл или половые связи).

Вакцинация детей от гепатита В не может значительно влиять на безопасность общества. Более того, детям-носителям хронического гепатита В не запрещено посещать школу.

Препятствование допуску в образовательные учреждения непривитых детей (даже не носителей гепатита) является нелогичной и неоправданной дискриминацией.

Таким образом можно сделать вывод, что человек, непривитый по определенным причинам от полиомиелита, коклюша, дифтерии, столбняка, гепатита В и гемофильной инфекции не представляет для общества большей угрозы, чем привитый. Ущемление прав и дискриминация таких людей не оправдана.

Как часто проявляются негативные последствия от вакцин?

Утверждается, что вакцинация редко провоцирует серьезные последствия. К сожалению, это заявление не может быть научно подтверждено. Недавние исследования, проведенные в Онтарио, Канада, установили, что после вакцинации 1 из 168 детей попадают в приемное отделение скорой помощи в течении 12 месяцев после прививки и 1 из 730 в течении 18 месяцев (см. исследование №5 в приложении).

Когда риск поствакцинальных осложнений, требующих обращения к медикам, настолько велик, то решение о вакцинации должно оставаться за родителями, которые по понятным причинам могут не захотеть взять на себя такой риск, ради того, чтобы защитить детей от болезней, с которыми они могут и не встретиться.

Поможет ли ограничение прав семей, осознанно отказавшихся от вакцинации, предотвратить в будущем вспышку инфекционных вирусных заболеваний, например кори?

Ученые, занимающиеся исследованием кори, давно знают о так называемом «парадоксе кори». Ниже я приведу цитату из статьи Поланда и Якобсона (1994) «Несостоявшаяся попытка истребить корь: Очевидный парадокс коревой инфекции в организме привитого человека» (Arch Intern Med 154:1815-1820).

«Очевидным парадоксом является то, что по мере увеличения охвата иммунизацией населения, корь становится болезнью привитых людей» [2]

Дальнейшие исследования показали, что причиной этого парадокса являются люди со слабым иммунным ответом на вакцину. Это те, кто плохо отвечают на первую дозу вакцины против кори, на ревакцинацию против кори и через 2-5 лет они снова становятся восприимчивы к этой болезни, хотя и были полностью привиты. [3]

Ревакцинация не решает проблем в случае слабого иммунного ответа, т. к. это иммуногенетическая особенность. [4] В США процент детей со слабым ответом на вакцинацию составляет 4,7 %. [5]

При исследовании вспышек кори в Квебеке, Канада и и Китае выяснилось, что такие вспышки до сих пор случаются, не смотря на то, что уровень охвата вакцинами находится на высочайшем уровне (95-97% или даже 99%, см. исследование №6, 7 в приложении).

Это объясняется тем, что даже у людей с высоким иммунным ответом, количество антител после вакцинации со временем уменьшается. Иммунитет после вакцинации не равен пожизненному иммунитету, приобретенному после естественного перенесенного заболевания.

В документах был зафиксирован тот факт, что привитые люди, заболевшие корью — заразны. Более того, причиной двух крупнейших вспышек кори в 2011 году (в Квебеке, Канада и в Нью-Йорке), были ранее привитые от кори люди. [6]-[7]

Всё вышесказанное делает очевидным тот факт, что запрет на право отказа от прививок, которым на самом деле пользуется только небольшой процент семей, не поможет решить проблему возрождения болезней, так же как и не сможет предотвратить завоз и вспышки ранее истребленных заболеваний.

Является ли ограничение прав осознанно отказавшихся от вакцинации людей единственным практическим решением?

Большинство недавних случаев заражением кори в США (включая недавнюю вспышку в Диснейленде) были зафиксированы среди взрослых и младенцев, тогда как в допрививочную эпоху болели в основном дети от 1 до 15 лет.

После перенесенной естественным образом кори вырабатывается пожизненный иммунитет, тогда как иммунитет после прививки со временем ослабевает, оставляя взрослых незащищенными.

Корь представляет большую опасность для взрослых и младенцев, чем для детей школьного возраста.

Несмотря на высокий риск развития эпидемий в допрививочную эпоху, заражение корью практически не встречалось среди детей младше 1 года, благодаря передаче стойкого иммунитета от матери.

Нынешняя восприимчивость младенцев к кори является прямым следствием длительной кампании по вакцинации прошлых лет, когда их матери, привитые в детском возрасте, не имели возможности естественно переболеть корью и тем самым приобрести пожизненный иммунитет, который бы они передали своим детям и защитил бы их в 1 год жизни.

К счастью, существует способ имитации материнского иммунитета. Младенцы и люди с ослабленным иммунитетом могут получить иммуноглобулин, как спасительную меру, обеспечивающую организм антителами против вируса для предотвращения или ослабления течения болезни во время эпидемии (см. приложение № 8).

Резюмируя вышесказанное:

  1. Исходя из свойств современных вакцин, непривитые люди не представляют бо́льшего риска в плане распространения полиомиелита, дифтерии, коклюша и многочисленных штаммов гемофильной инфекции H.

    influenza по сравнению с привитыми; непривитые также не представляют опасности в плане передачи гепатита B в школьной среде, а столбняк вообще не является заразным.

  2. Значительно повышается риск обращения в отделение неотложной помощи после вакцинации, что говорит о небезопасности прививок;
  3. Вспышки кори не могут быть полностью предотвращены даже если охват вакцинацией будет полным;
  4. Введение иммуноглобулина является эффективным методом предотвращения кори и других вирусных заболеваний у младенцев и людей с ослабленным иммунитетом. Он также может использоваться, когда есть высокий риск заражения.

Вышеупомянутые факты объясняют, почему дискриминация непривитых детей в общеобразовательных школах абсолютно неоправданна, т. к. отсутствие прививок у сознательных отказников не представляет особого риска для общества.

Искренне ваша, Тетьяна Обуханич, PhD

Тетьяна Обуханич – автор книги «Прививочная иллюзия» (Vaccine Illusion). Она изучала иммунологию в самых престижных медицинских университетах. Тетьяна получила свою ученую степень в области иммунологии в университете Рокфеллера в Нью-Йорке, а после этого проходила обучение в Гарвардской медицинской школе (Бостон, Масачуссетс) и Стенфордском университете (Калифорния).

ПРИЛОЖЕНИЕ

№1. The Cuba IPV Study collaborative group. (2007) Randomized controlled trial of inactivated poliovirus vaccine in Cuba. N Engl J Med 356:1536-44
№2. Warfel et al. (2014) Acellular pertussis vaccines protect against disease but fail to prevent infection and transmission in a nonhuman primate model.

Proc Natl Acad Sci USA 111:787-92
№3. Meeting of the Board of Scientific Counselors, Office of Infectious Diseases, Centers for Disease Control and Prevention, Tom Harkins Global Communication Center, Atlanta, Georgia, December 11-12, 2013
№4. Rubach et al.

(2011) Increasing incidence of invasive Haemophilus influenzae disease in adults, Utah, USA. Emerg Infect Dis 17:1645-50
№5. Wilson et al. (2011) Adverse events following 12 and 18 month vaccinations: a population-based, self-controlled case series analysis. PLoS One 6:e27897
№6. De Serres et al.

(2013) Largest measles epidemic in North America in a decade–Quebec, Canada, 2011: contribution of susceptibility, serendipity, and superspreading events. J Infect Dis 207:990-98
№7. Wang et al.

(2014) Difficulties in eliminating measles and controlling rubella and mumps: a cross-sectional study of a first measles and rubella vaccination and a second measles, mumps, and rubella vaccination. PLoS One 9:e89361
№8. Immunoglobulin Handbook, Health Protection Agency

Тетьяна Обуханич
Источник: Harvard Study Proves Unvaccinated Children Pose No Risk
Перевод: Екатерина Черепанова специально для проекта МедАльтернатива.инфо  – https://medalternativa.info/entry/neprivitye-ne-opasno/

Источник: https://fillum.livejournal.com/158553.html

С маленькими детьми все чаще случаются большие трагедии

Очевидный опасный для жизни случай у детей

«Прежде всего, хочу выразить соболезнование родителям погибших детей.

Это нелепая, жуткая случайность, которой в 99 случаях из 100, наверное, можно было избежать, — говорит уполномоченный по правам ребенка в Новосибирской области Любовь Зябрева. — Ребятишки были любимыми, долгожданными.

Но как можно было забыть, что возраст от года до пяти очень коварен. В это время нельзя отвлекаться от детей ни на минутку. Особенно если они подозрительно тихо играют или притворяются спящими».

«Большинство этих случаев объединяет то, что трагедии произошли в семьях, считающихся добропорядочными, непьющими, — говорит отслеживающий ситуацию начальник отделения организации взаимодействия со СМИ новосибирского ГУ МВД Антон Сурнин. — Но в то же время факт недосмотра за малышами очевиден. В роковой час никого из взрослых не было рядом.

В настоящий момент следствие выясняет причины гибели годовалой девочки, жившей на девятом этаже дома в Кировском районе Новосибирска. Тихо-мирно ребенок, который недавно научился ходить, играл в комнате с папой. Когда девочка вышла в коридор, отец семейства подумал, что дочка отправилась к маме, которая в тот момент в ванной занималась стиркой.

Супруги изредка переговаривались о каких-то мелочах. Все было как обычно… Но оказалось, малышка отправилась в пустой зал с открытым окном. Залезла на диван, оттуда — на подоконник… Отец был уверен — девочка с матерью, а та думала, что с отцом. Глупо, нелепо это все как-то. Как и любая случайная смерть. От годовалых малышей можно ждать чего угодно.

И здесь родителям нужно быть постоянно на чеку, чтобы не пропустить острые моменты. На миг отвлекся — и ничего уже не поправить».

И до этого происшествия в сводках полиции не были редкостью «сезонные» сообщения о разбившихся детях от года до пяти.

Из них четверо, один за другим, с начала апреля до середины июля этого года, выпали из окон в Бердске. Двое погибли.

А дальше печальный список лишь продолжал пополняться, включая в себя все новые и совершенно разные по степени комфортности проживания и населенности районы Новосибирска.

«Были, конечно, и счастливые исключения, — говорит майор Сурнин. — Лишь чудом двухлетний мальчик, вылетевший на тротуар с третьего этажа вместе с москитной сеткой, отделался переломом ноги. А его сверстника, долго и тщательно изучавшего оконный слив на другом конце Новосибирска, удивительно вовремя заметил прохожий и позвонил по домофону в его квартиру. Родители были в шоке».

Чтоб в окно не выпали свои и не залезли чужие

В процессе выяснения причины участившихся трагедий детский омбудсмен задалась вопросом, насколько столь популярные пластиковые окна на самом деле надежны.

Тестирование выявило, что крючки, на которые крепится большинство москитных сеток, могут выдержать разве что вес комара, не годовалого ребенка.

Но они изначально и были рассчитаны на гнус, парировали коммерсанты в своих ответах Зябревой.

И вообще — к ним-то какие претензии? Они выполняли заказ, ориентированный на потребителя, который традиционно экономит на ремонте, а порой и на безопасности.

От детской доверчивости, как и от родительской безответственности, лекарств пока не изобретено. Поэтому в полиции советуют семьям, в которых воспитываются малолетние отпрыски, как не дать проникнуть в окно нежелательному посетителю и помешать выйти из него ребенку.

У алкоголиков и трудоголиков общие проблемы с детьми

Детский врач новосибирского медицинского центра психологии и психиатрии Алена Бурнина считает, что за видимостью благополучия семьи, которая не пила, не скандалила, но не смогла уследить за ребенком, почти всегда имеется невидимый постороннему глазу изъян. Степень опасности малыша, сначала для себя самого, а в дальнейшем для окружающих, можно просчитать уже «с пеленок».

В психиатрии распространен термин «синдром Маугли», который применяется не только в отношении детей алкоголиков, но и трудоголиков. И, те, и другие категории родителей одинаково мало времени посвящают своим отпрыскам.

А потом окружающие просто диву даются, что не только у спившегося дяди Вани, но и у успешного врача, бизнесмена, чиновника получились детки, не блещущие, кроме криминальных, никакими другими талантами. А удивляться надо тому, что детки в таких семьях вообще выросли. А ведь могли забраться на подоконник. Сунуть пальчик в розетку.

Опрокинуть на себя кастрюльку с кипящим супом или наглотаться таблеток… Да мало ли что еще может произойти с малышами, которые в силу каких-то непреодолимых жизненных обстоятельств вдруг отходят на второй план.

По наблюдениям Алены Бурниной, инстинкт самосохранения не у всех детей включается в одном и том же возрасте. Это происходит сугубо индивидуально и зависит от темпов развития организма:

«У каждого отдельно взятого маленького существа — своя скорость роста, которую могут объяснить генетика, физиология и многие-многие другие специальные науки. Не надо забывать, что ребенок до пяти лет (или даже чуть постарше), как правило, оценивает вид из окна как продолжение интерьера квартиры. Столь же доброго и приятного на взгляд, на вкус и на ощупь. И так хочется попробовать новое…»

И причин так называемого «недогляда» за детьми, познающими мир, существует немало, считает детский психолог. К главным же можно отнести не только алкоголизм и трудоголизм, но и тяжелое стрессовое состояние родителей:

«Это ситуации, связанные с разводами, безработицей, финансовой нестабильностью. Порой эмоции людей, вовлеченных в негативные события, со стороны не видны совершенно, но они настолько сильны, что полностью поглощают родителей и делают их практически неспособными переключиться на свои прямые обязанности — воспитателя, няньки и даже кормилицы.

Дети, ради которых и была, по сути, когда-то сформирована новая ячейка общества, отходят на второй план. А на первом — раздрай с начальством и маячащая в связи с этим угроза потери стабильного дохода, невыплаченные кредиты, измена, ставшая известной второй половине…

А мало, что ли проблем у матерей-одиночек, которые совсем не уверены в завтрашнем дне?..»

По словам психолога, человек, переживающий подобную бурю страстей, «иногда морально и физически не готов вспомнить об открытом окне, возле которого может находиться его ребенок».

Но где на нашем перенаселенном земном шарике найдешь здоровое общество, в котором нет страхов лишиться хорошего заработка, семейного очага и всего того хорошего, что принято у нас желать на праздники… Но вот обезопасить себя от самой страшной беды, которая только может произойти в семье, все же можно попытаться, заблокировав окошко от детей. И, как советует Алена, «по возможности не уходить надолго в стрессовые ситуации и почаще общаться с близкими».

Татьяна Шаронова
uralinform.ru

Павел Быковских

Источник: https://ndn.info/publikatsii/10994-s-malenkimi-detmi-vse-chashche-sluchayutsya-bolshie-tragedii

Детская психическая травма

Очевидный опасный для жизни случай у детей

Кто в детстве не испытал острого страха перед каким-то явлением, ситуацией или человеком?! Встреча с пьяным в подъезде, смерть и похороны у соседей или в своей семье, удаление зубов, падение с дерева, разлука с родителями…

И все это – в нормальной, невоенной жизни, на фоне полного благополучия. Некоторые события прошли для нас безболезненно, оставив лишь «картинку в голове» (зрительное воспоминание), о других мы долго помним, морщимся или вздыхаем.

Кое-что и вовсе забывается…

Но вытесненное из сознания происшествие может продолжать жить в глубинных слоях памяти и в один прекрасный день вызвать тяжелое последействие.

Американский психотерапевт, психолог Питер Левин, один из самых крупных специалистов США по детской психической травме, утверждает: реакция на травмирующее событие может наступить не сразу, а через несколько лет или даже десятилетий. У большинства людей симптомы травмы появляются через 6 – 18 месяцев после события.

Однако у остальных его пациентов посттравматические симптомы не обнаруживают себя очень и очень долго, они будто бы спят – до определенного момента…

История Джона

Вот история одного такого пациента, рассказанная Питером Левином. Джон упал в детстве со своего велосипедика: не справился с управлением и врезался в дерево. На мгновение он потерял ориентировку в пространстве. Тут же подбежала мать, подхватила его, успокоила и снова посадила на велосипед, сказав: «Молодец, что не ревешь!» Никто из взрослых тогда не понял, как сильно Джон испугался.

Происшествие тут же забылось. Но вот однажды, спустя годы, Джонни ехал с женой и детьми в автомобиле. Увидев приближающуюся машину, он отклонился, чтобы не столкнуться с ней, и замер в ступоре. К счастью, другой водитель удачно сманеврировал, и катастрофы удалось избежать.

Через несколько дней, утром, когда Джон ехал на работу, у него бешено заколотилось сердце, ладони сделались липкими. Ему очень хотелось остановить машину и убежать от нее подальше, но он брал себя в руки, успокаивал («Я же не сумасшедший!»), и постепенно его состояние пришло в норму.

Однако смутное, навязчивое, неприятное чувство не оставляло его весь день. Возвратился он домой в тот вечер без происшествий, и чувство опасности ушло.

На другое утро Джон нарочно выехал из дома пораньше, пока на дороге было свободнее, а после работы вечером нарочно задержался, обсуждая дела с коллегами. Вернулся домой не в духе, поссорился с женой и наорал на детей. Лег рано, посреди ночи проснулся в поту – ему приснилось, что машина потеряла управление. Остаток ночи промучился…

В данном случае, как и во всех остальных, спусковым крючком, приводящим в действие отложенную реакцию на травму, служит незаметное и, на первый взгляд, не очень значительное событие.

Получил ли ребенок травму?

Мы читаем у Питера Левина, что любое необычное для данного ребенка поведение вскоре после опасного эпизода может говорить о том, что ребенок травмирован.

К таким проявлениям психической травмы могут быть отнесены гневные вспышки, неконтролируемые приступы ярости, гиперактивности, страхи, повторяющиеся ночные кошмары, метания во сне, ночное недержание мочи, невнимательность на уроках, забывчивость, избегание людей и, наоборот, навязчивость, всяческие боли неизвестного происхождения, застенчивость, агрессивность…

История детсадовского ребенка

Вспоминаю такой случай. Мама пришла за дочерью в детский сад. Девочка начала молча одеваться, вынимая одежду из шкафчика.

Усталая мать не придала значения молчанию ребенка, и только на улице ей это показалось странным.

«Доченька, что же ты не отвечаешь мне?» – спросила мать и, внимательно посмотрев в лицо своего ребенка, попыталась разжать ей челюсти…Челюсти были плотно сжаты: рот полон винегрета.

Источник травмы – поведение воспитателя, продиктованное его стремлением во что бы то ни стало накормить детей (хороший аппетит – главное достоинство детсадосвского ребенка).

Чтобы определить, действительно ли необычное поведение – реакция на травматическую ситуацию, постарайтесь упомянуть о пугающем эпизоде и посмотрите, как ваш ребенок отреагирует на это упоминание.

Травмированный ребенок не захочет слышать про это событие или, наоборот, при придет в возбуждение и, исполненный страха, будет не переставая говорить об этом. Возможно, он замолчит, и вы ни слова от него не добьетесь. Вспоминая о травмирующем эпизоде, мы открываем в прошлом источник негативных чувств.

Если эти чувства не были вовремя отреагированы, потом у ребенка не будет и потребности в таком отреагировании, в том, чтобы истратить вредный избыток энергии.

Как возникает психическая травма?

Мозг человека содержит очень древние структуры, которые Питер Левин называет «мозгом рептилий» (ящериц, крокодилов и других пресмыкающихся). Это такие структуры, которые в процессе эволюции появились у всех плавающих, летающих и ползающих позвоночных тварей.

Мозг такого уровня способен выдать мгновенную реакцию, которая защищает организм от опасностей, угрожающих жизни животного. В дикой природе опасности встречаются на каждом шагу, и животные благополучно спасаются – реагируют на них бегством, для чего весь организм мобилизуется.

У людей мозг устроен гораздо сложнее, он содержит, кроме древних структур, относительно новые, благодаря которым возможны речь и решение сложных творческих задач.

Однако, поразительным образом мгновенные простейшие реакции, присущие животным в угрожающей ситуации, у человека могут не сформироваться. Поэтому, если животные мгновенно реагируют на опасность, то человек – не всегда.

Будет ли он травмирован при встрече с угрозой – в огромной степени зависит от индивидуальной способности человека реагировать в этих ситуациях.

Когда животное (будь то лев, собака, косуля, лошадь, птица или ящерица) сталкивается с опасностью, его мозг тут же вырабатывает необычайное количество энергии – сродни выбросу адреналина. Это, в свою очередь, вызывает быстрое сердцебиение и другие телесные изменения – чтобы организм смог защитить себя. Так он полностью мобилизуется на борьбу с угрожающими его жизни обстоятельствами.

Неизрасходованная энергия просто так, сама собой не исчезает: на ее основе формируется травматическая реакция. Таким образом, чем меньше энергетических ресурсов израсходовано в опасной ситуации, тем больше их остается и тем более вероятно, что в будущем разовьются травматические симптомы. Такова теория Питера Левина. А вот блестящая иллюстрация из нашей жизни.

Опасная встреча в лифте

Одна мать восьмилетнего мальчика вспоминает: «Когда я была маленькой, за мной погнался пьяный дядька, я удирала от него во все лопатки, не оглядываясь, до самого дома, потом еле отдышалась. Этот случай я забыла, и мне его напомнила моя мама.

И вот с моим сыном произошла похожая история. Он оказался в лифте с пьяным мужчиной, которого очень испугался. У моего сына после этого случая началось ночное недержание мочи, он видел страшные сны и кричал по ночам, появились и другие симптомы».

Этот мальчик не имел возможности отреагировать накопившуюся в мгновение опасности энергию, и она превратилась в энергию травмы – не то, что было у его матери в детстве, которая тут же отреагировала на опасность активным физическим действием – бегством.

Короче говоря, из угрожающей ситуации есть нетравматический выход: он зависит от способности индивида тут же израсходовать выработавшуюся в мгновение опасности энергию.

Благодаря этому нервная система может вернуться на исходный уровень функционирования.

Понятно, почему даже опасные для жизни человека ситуации могут не стать травматичными для него, если он сможет на них отреагировать естественным и эффективным образом.

Не навреди!

He только развод и смерть родителей, падение с высоты, страх собаки, незнакомого человека, но и хирургическая операция, тяжелая болезнь (в частности, сопровождающаяся высокой температурой, тошнотой) и обычные медицинские процедуры могут вызвать травму. Это зависит от того, КАК ребенок происшествие переживает.

Из травмирующих событий медицинские процедуры встречаются, по мнению Питера Левина, наиболее часто. Они усиливают страх и без того напуганного ребенка. Это, например, манипуляции при недостаточном обезболивании, при постановке клизмы или даже градусника. Градусник в англоязычных странах держат во рту.

Но при очень высокой температуре и наши дети иногда очень пугаются холодного градусника (и фонендоскопа) и плачут.

Большую часть этих травм можно предотвратить, если родители находятся рядом, подбадривают ребенка и объясняют ему происходящее, не кричат на него и сами не боятся (что очень важно!), или же откладывают процедуру до того момента, пока ребенок не успокоится.

Что делать?

Травмирующая ситуация так эмоционально захватывает человека, что он не чувствует своего тела. Питер Левин считает, что важно в этот момент переключить внимание ребенка с эмоций на область физических ощущений. Для этого нужно обратить его внимание на то, как ведет себя тело.

Просто спросить его: «Что ты чувствуешь вот здесь?» (показывая на грудь, живот…). Благодаря таким вопросам, ребенок начинает прислушиваться к своему телу и обращать внимание на те импульсы, которые идут из древней коры (мозга рептилий).

В результате он замечает тончайшие изменения в своих телесных ощущениях и чувствует, что его организм реагирует, отвечает на событие.

Внимание: эта естественная реакция служит реализации избыточной энергии, оставшейся не выплеснутой. Если прислушаться к своему телу, можно заметить чудесные превращения ощущений: в груди был камень, а теперь – «теплая жидкость».

Эти изменения просто надо отмечать и никак не объяснять, не истолковывать. Не надо в этот момент вспоминать о происшедшем событии, чтобы не вовлекать другие (высшие) зоны мозга – пусть работает древний мозг, к нему мы и обращаемся, когда спрашиваем про телесные ощущения.

В этот момент ребенок может кричать, крупно трястись, мелко дрожать.

Первая помощь при травмирующей ситуации

Питер Левин дает родителям некоторые конкретные рекомендации. Вот они.

1. Очень важно, чтобы родители сами держали себя в руках

Если мать напугана и расстроена происшедшим, то ее поведение может травмировать ребенка.

Одна мама вспоминает: «Выходили мы из автобуса. Голову сына прищемило в дверях. Это было не больно, просто неожиданно, я испугалась. Сын вскрикнул, но история не произвела на него сильного действия.

Я закричала, отругала водителя, потом несколько раз при сыне рассказывала эту историю знакомым – уж очень я испугалась.

И вот мой шестилетний ребенок не может войти теперь в автобус: он кричит и упирается, и неизвестно, что делать, на чем его возить».

Да, ребенок очень чувствителен к материнскому состоянию. И если уж мать испугалась, значит, тут есть действительно серьезная опасность. Ребенок может бессознательно сделать такое умозаключение. Кроме того, ему передается состояние матери, оно ложится на его собственный страх, в результате невротическая реакция готова.

2. Ребенку надо дать успокоиться, приласкать его

Пусть вас не вводит в заблуждение «героический» облик ребенка. Важно помочь ребенку выразить его чувства, а не загонять их вглубь, не вытеснять их из сознания. Ибо известно, что чувство не исчезает, если отвлечь от него внимание или сделать вид перед собой и другими, что «все в порядке», «мне нисколечко не страшно».

3. Пусть ребенок почувствует себя в безопасности

Если вы замечаете у него признаки шока (остекленелые глаза, бледность, быстрое поверхностное дыхание, дрожь, дезориентированность), или он очень возбужден, или слишком заторможен, – говорите с ним ровно, ласково, негромко, возьмите его на руки, но мягко, не стискивая.

Нежно дотроньтесь до спины в области сердца – для поддержки: это не будет препятствовать самовосстановлению организма после шока, ведь ребенку надо прийти в себя. А вот укачивать и похлопывать его, по мнению П.

Левина, не надо: это может прервать естественный процесс восстановления.

4. Когда вы заметите, что признаки шока прошли, мягко обратите внимание ребенка на его чувства

Спросите, как он чувствует себя физически. Если он говорит «хорошо», то спокойно и медленно повторите его ответ: «Ты чувствуешь себя хорошо» – и ждите реакции, например, кивка.

Потом задайте вопросы – про голову, руку, ногу. Питер Левин советует уточнять, какого размера, формы, цвета, веса это физическое ощущение, если оно есть.

Такие вопросы позволяют лучше сосредоточиться на телесных ощущениях.

5. Не задавайте сразу несколько вопросов, делайте промежутки между ними – по минуте или по две

Это нужно для того, чтобы ребенок, отвечая на вопросы, не прерывал поток своих естественных телесных реакций (дрожь, крик и т.п.).

6. Дети, выходя из шока, могут сильно плакать, дрожать

Родителям не следует пытаться это прекратить. Внешнее выражение дистресса должно завершиться само. Исследования показали, что дети, хорошенько поплакавшие после испуга, легче возвращаются в нормальное состояние.

Покажите ребенку, что плач и дрожь – здоровая реакция. Можно положить руки на плечи или на спину ребенку и сказать: «Поплачь, поплачь». Главное – не прерывайте естественную реакцию ребенка, пытаясь изменить его поведение.

7. Обратите внимание на эмоции вашего ребенка

Когда он успокоится, с ним хорошо проговорить это событие. Попросите его рассказать о происшествии. По тому, как он говорит, вы поймете, какие чувства им владеют: гнев, злость, страх, вина, печаль, смущение…

Если у вас есть аналогичные детские воспоминания, поделитесь ими, не утаивая, что и вы испытывали такие же чувства. Пусть он узнает, что любые его чувства имеют право на существование. Старайтесь давать своим чувствам и чувствам ребенка точные названия.

Например, если вы испытываете страх, то так и говорите об этом, а не смягчайте: «Мне стало не по себе» или «Неприятно». Это необходимо для отреагирования чувств.

8. Не обсуждайте событие сразу

Пусть пройдет время и ребенок «отойдет» от травмы. Потом можно будет и поговорить, и поиграть в это происшествие, и порисовать – заняться психотерапией, доступной внимательному и чуткому родителю.

Конечно, эти рекомендации не обязательно выполнять буквально. Всех возможных травмирующих событий предугадать нельзя, но можно помочь ребенку отреагировать это событие, эмоционально исчерпать его и не оставлять занозу в душе на много лет.

Источник: https://www.profguide.io/article/children-mental-trauma.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.